Технология фотосъемки

Мы ценим фотографию за множество достоинств. За информационную точность, когда идет речь о журналистских снимках. За проникновение в духовный мир, когда оцениваем произведения фотоискусства. За постижение свойств материи, когда перед нами снимки научные. Многообразие сфер применения фотографии создает впечатление, что сегодня о ней уже нельзя говорить как о чем-то едином, цельном, что это — конгломерат совершенно различных форм человеческой деятельности, И все же, если попытаться найти какую-то универсальную категорию, которая могла бы стать критерием достижений в разных видах фотографии — журналистской, художественной, научной, то мы невольно обратим свои взоры к понятию красоты. Чувство красоты, как известно, присуще человеку от рожденья. Оно, вместе с тем, связано с его социальным опытом, с господствующими взглядами времени. В понятии красоты сложно переплетаются объективные и субъективные критерии, характеризующие не только личность, но и общество. Было время, когда считалось, что красота — локальная категория эстетики, имеющая отношение лишь к миру искусства. Но постепенно представления о красоте расширились, приобрели всеобщее значение. [an error occurred while processing this directive] Обнаружились определенные связи красоты и истины. Создатель квантовой теории Поль Дирак заметил как-то, что научная формула, претендующая быть истинной, должна обладать эстетическими достоинствами. Я позволил себе это предисловие потому, что в фотографии критерий красоты традиционно применяется неоправданно узко. Еще в пору дагерротипии общим убеждением стало, что она воспроизводит красоты, реально присущие действительности. Такое представление живуче и сегодня. В самом деле, если камера запечатлевает красивый закат, то эстетические достоинства снимка целиком вроде бы относятся к качествам самой действительности. Я сказал «вроде бы» потому, что внешняя очевидность решения этого вопроса создает иллюзию, будто фотография лишь фиксирует красоту, существующую в жизни, не привнося от себя ничего. Но, прежде чем перейти к рассмотрению этой непростой творческой проблемы, следует воздать должное и такому простому взгляду на нее. Сделать это нужно, чтобы не преувеличить достижений тех фотографов, которые специализируются на съемке эстетически привлекательных сюжетов, и в то же время не умалить значения подобных мотивов для фотографии. Нельзя забывать, что в отличие от других видов творчества, где автор может основываться на своем воображении, в фотографии предмет эстетического освоения целиком заимствуется из действительности. Уже в работах ранних мастеров светописи это обстоятельство давало о себе знать. Несмотря на то что процесс фотографирования в первые годы существования нового средства был очень сложен, аппаратура громоздка, немало людей отправилось в далекие и трудные путешествия, чтобы запечатлеть на снимках «семь чудес» света. Англичанин Фрексис Фрит снимал шедевры древнеегипетской архитектуры — пирамиды и Сфинкса, сокровища храма в Луксоре, Французы братья Луи и Огюст Биссоны запечатлели во время восхождения на Монблан несравненные красоты Альп. Я уж не говорю о бесчисленных пейзажных снимках, сделанных в куда более доступных и прозаичных местах: полях, лесах, городских парках. Очень скоро в процессе становления художественной фотографии возникло и укрепилось мнение, что, кроме фиксации существующей в действительности красоты, светопись может, подобно живописи или графике, которым она пыталась следовать, создавать свои собственные эстетические ценности. И в соответствии с этим шло развитие представлений о природе красоты в фотографии. Не станем прослеживать эволюцию этих взглядов, она слишком сложна для того, чтобы о ней говорить в короткой статье. Попытаемся лишь показать, как в разных областях фототворчества красота снимка зависит от дарования человека, держащего в руках камеру. Начну с такой области фотографии, где, казалось бы, красота не столь уж обязательна. Я имею в виду фотожурналистику, главная задача которой — рассказывать в максимально точной форме о происходящих в жизни общественно значимых событиях. Критерий подлинности, естественно, является основным для произведений фотожурналистики: без этого она лишается всякого смысла. Однако задумайтесь: почему из великого множества снимков, запечатлевших важное событие, переживают свое время, остаются в истории фотопублицистики лишь единицы? Столь же достоверные, как и снимки других репортеров, эти работы, кроме того, обладают яркой образной выразительностью, неповторимой фотографической красотой. Спустя много лет репортажи мастеров предвоенных десятилетий все более отчетливо обретают черты произведений художественной публицистики, произведений документального фотоискусства.


Ф. ФРИТ
ПИРАМИДЫ И СФИНКС


ПРИМЕР САЛОННОЙ ФОТОГРАФИИ НАЧАЛА XX ВЕКА


На главный раздел сайта: Выполнение курсовых