Технология фотосъемки

Напомню дружеские шаржи Г. Петрусова на коллег-фотографов А. Родченко или Д. Дебабова, А. Штеренберга или М. Аль-перта, фотоплакаты П. Петрокаса или Р. Кармена, в которых они смело обращались к возможностям фотофантастики: двойной экспозиции, оптической деформации изображения, впечатыванию. Выразительные средства формотворческой фотографии активно использовались в искусстве политического фотомонтажа, «Современный фотомонтаж, по выражению писателя Владимира Орлова, — это поле самой дерзкой изобразительной метафорики, фантастической, но точной, как, формулы реальной действительности», В образную палитру политического фотомонтажного плаката органически входили самые неожиданные, дерзновенные решения. Напомню классические плакаты Джона Хартфильда. Например, сюжет «Это счастье, которое мы вам несем». В нем ярким фотографическим образом даны пять летящих высоко в небе фашистских самолетов, у которых реверсивный след переходит в кости — пальцы гигантской руки, несущей смерть. А внизу, на земле, показаны горы трупов и разрушенные бомбами дома. Смысловые стыки, резкое нарушение реальных масштабов предметов, легко читающийся на фоне неба образ-символ, — все создает необычное ощущение некоей фантасмагории. Этот принцип построения политического фотоплаката продолжил и А. Житомирский. Монтаж фотоизображения с рисунком и коллажем широко применялся и продолжает применяться в иллюстрациях к произведениям художественной литературы. Напомню знаменитые фантазии-монтажи А. Родченко к поэме Маяковского «Про это», а также иллюстрации Г. Клуциса к книге В. Горного «Петяш», Авторы прибегали к смелым, непривычным для «прямой» съемки приемам, сталкивали весьма отдаленные друг от друга предметы. Большое место фотофантазии занимают в рекламе. Сама функция рекламы обусловливает отказ от привычного использования фотографии как «зеркального» средства. Вырвав посредством необычного снимка предмет из повседневного контекста, поставив его в новый, рожденный воображением смысловой ряд, реклама позволяет привлечь острое зрительское внимание, вызвать любопытство, заставить запомнить. Когда-то фотография почти не использовалась в рекламе, в которой господствовала графика. Считалось, что чрезмерное жизнелюбие фотографии лишает ее способности свободного обращения с временем и пространством, присущей изобразительным искусствам. Однако художники-новаторы А. Родченко, Г. Клуцис, Э. Лисицкий сумели еще в 20-е годы соединить достоинства смежных видов изобразительного творчества. [an error occurred while processing this directive]

Так было в прошлом. А как развивается фантастическая фотография наших дней? Да, толчком воображению пытливых фотографов всегда была реальная действительность: каждый из нас по собственному опыту помнит, сколько он встречал в жизни предметов, замысловатых по пластике, причудливых по форме, которые так и просятся стать произведением изобразительного творчества. Украшенное изморозью, похожее на сказочный лес оконное стекло, напоминающее морду диковинного зверя облако, старая коряга, в которой можно узреть черты сказочного эльфа, — эти образы настолько широко распространены, что уже перестают служить предметом восторгов. Подлинный фотохудожник ныне, снимая фантастические пейзажи, не ограничивается одной лишь констатацией этих пластических аналогий. Он берет их за основу, но добавляет к ним свое воображение: намеренно меняет масштабы сущего, сознательно выделяет, подчеркивает привлекшие его внимание детали, утрирует светотени и т. д. Приведу в пример снимки песчаных дюн Куршской косы литовского фотохудожника А. Завадскиса. В течение двух лет он жил среди песков Неринги, снимая различные ее уголки. У него есть композиции, сделанные в русле традиционного пейзажа. Но есть и такие работы, в которых чувствуется стремление творить в соответствии с полетом воображения, когда природные формы становятся частью причудливого рисунка, создаваемого камерой. Зритель, знающий тему цикла, способен угадать в увиденном структуру зыбкой песчаной поверхности. Однако для того кто видит снимки Завадскиса впервые, его композиции откроются красотой необычных, поражающих глаз форм. Насколько мне известно, свои фантастические сюжеты Завадские искал в реальной действительности, не прибегая к монтажам и впечатыванию, Коллеги Завадскиса — такие как В. Бутырин или В. Михайловский — пошли в развитии принципов фантастической фотографии еще дальше. Они не столько следуют натуре, сколько решительно преображают ее силой своей творческой фантазии.


А. ЗАВАДСКИС
ПЕСОК. 1970 г


A. РОДЧЕНКО
ИЛЛЮСТРАЦИЯ К ПОЭМЕ
B. МАЯКОВСКОГО «ПРО ЭТО». 1923 г.


На главный раздел сайта: Выполнение курсовых