Технология фотосъемки

О "врождённых склонностях" фотографии

Уже в первые годы существования фотокамера обнаружила определенные «склонности» в освоении действительности, которые были присущи ей одной. Другое дело, что в борьбе за место на Олимпе фотография долгие годы вынуждена была говорить не свойственным ей языком живописи. Традиционная эстетика и критика XIX века исходила из известного лессинговского положения, запечатленного в его «Лаокооне»: «Все те явления, которые по существу своему представляются нам неожиданными и быстро исчезающими, которые могут длиться только один миг, такие явления — приятны они или ужасны по своему содержанию — приобретают благодаря продолжению их бытия в искусстве такой противоестественный характер, что с каждым новым взглядом впечатление от них ослабляется, и, наконец, весь предмет начинает внушать нам отвращение или страх».

Сегодня, думаю, никто не станет возражать против того, что фотография особенно сильна своей способностью запечатлевать мгновения. И склонность фотографии « подлинной, неинсценированной действительности, к документальной
фиксации вещного мира, — не простая мода на «скрытую камеру», как эффектный технический и творческий прием, — но одно из самых важных свойств фотовыразительности. Впрочем, об этом свойстве мы говорили в предшествующей статье. Здесь же необходимо остановиться еще на ряде присущих фотографии «склонностей», — тех, что в отличие от «скрытой камеры», редко обсуждаются в нашей теории и критике.

Начну с «неожиданно и быстро исчезающего», как говорил Лессинг. Возьму на себя смелость утверждать, что ни один из дофотографических видов искусства не был способен сделать эстетически выразительным сферу быстротечного, неожиданного. Концепция Лессинга пыталась возвести этот недостаток, присущий искусствам, в некую незыблемую норму. Появившаяся фотография овладела неведомой искусству сферой быстро исчезающего. Сначала это были снимки Э. Майбриджа, показавшие выразительность галопирующей лошади (а заодно и опровергнувшие распространенную в среде живописцев легенду о так называемом «летящем» галопе). Затем, с появлением портативных камер, областью «неожиданного и быстро исчезающего» занялись фоторепортеры. Этой же «склонности» фотографии мы обязаны тем, что обладаем коллекцией снимков, фиксирующих не только взлеты человечества, но и клеймящих его падения. Самый последний пример — фотография Э. Адамса, показывающая момент, когда шеф сайгонской полиции Нгуен Нгок Лоан в упор расстреливает южновьетнамского партизана. Можно быть всемерно подготовленным к восприятию этого снимка, знать о творимых во Вьетнаме зверствах, о массовых расстрелах партизан и т. д., однако фото все равно потрясает нас так, как способно потрясти присутствие при событии, протекающем на наших глазах.


На главный раздел сайта: Выполнение курсовых