Туризм. Архитектура

Туризм
Развитие туризма
Диснейленд
Софийский собор в Киеве
Архитектура санаторных зданий и сооружений
сельский туризм
Развитие архитектурной среды отдыха
Древний Рим термы
Архитектурная среда отдыха средневековья
Архитектура Возрождения
Архитектура общественных зданий
Альпинистский клуб
Современная архитектура жилого здания
Горно-рекреационный комплекс «Ла Плань»
Архитектура водного туризма
здание гостиницы «Ридженси-Хайатт»
Римский ученый Плиний Старший
Киев Центральный парк культуры
Организация туристических комплексов
пансионат «Дружба» в районе Ялты
гостиница «Интурист» в Ростове-на-Дону
Андреевская церковь
лагерный комплекс на озере Нарочь в Белоруссии
Планировочная организация туристских гостиниц
рекреационный комплекс «Бич Альбатрос»
 

Архитектура туристских зданий и сооружений

Созданный в 1857 г. в Лондоне Альпинистский клуб проложил дорогу к современному туристскому строительству. Туристские клубы и общества создавались по всей Европе.

В 1877 г. в Тифлисе при Кавказском обществе естествознания был создан первый Альпийский клуб. Позднее (1885) в Петербурге была основана крупная туристская организация «Предприятие для общественных путешествий во все страны мира». Крымский горный клуб был создан в Одессе в 1890 г. Этот клуб имел свои филиалы в Ялте и Севастополе. По его инициативе был построен первый туристский приют на 12 мест, в котором туристам предоставляли ночлег. Позже эта организация была преобразована в Крымско-Кавказский горный клуб.

Первая туристская хижина была сооружена на склонах Казбека Русским горным обществом, созданным в Москве в 1901 г. Еще четыре приюта было организовано в Пятигорске Кавказским горным обществом.

В городах в это время возводили гостиницы: «Астория» в Петербурге; «Боярский двор» и «Славянский базар» в Москве; «Московская» в Астрахани; «Бристоль» в Ярославле. Само название гостиниц говорит об истоках их архитектуры: гостиница «Астория» — скандинавский модерн; «Боярский двор» и «Славянский базар» — древнерусская стилизация модерна. В строительстве гостиниц в начале XX в. строгий модерн исходил из новых строительных материалов — железобетона и свойственных ему конструктивных форм. Черты строгого модерна прослеживаются в архитектуре гостиницы «Бристоль» в Ярославле.

В начале XX в. железобетон использовали не только для конструкций, но и для декоративных куполов, башен, сводов, как, например,

в отеле Мальборо-Бленхейм в Атлантик-Сити (США). Для европейских гостиниц увлечение псевдостилями определялось требованием повышенной монументальности фасадов, стремлением придать зданиям респектабельный облик, свидетельствующий об их процветании.

Самым значительным зданием был отель Пикадилли (рис. 1.24) в Лондоне (1905— 1908). Открытая колоннада верхних этажей и ритм арочных проемов внизу определяют ренессансный характер здания отеля; разорванный фронтон, угловые волюты — барочные элементы, которые в соединении с ренессансными приемами увеличивают монументальность фасада.

Рис. 1.24. Отель Пикадилли (Лондон)

Внешний облик гостиничного здания, его представительность, даже количество архитектурно-декоративных элементов на фасаде и в интерьере — все рассматривалось с точки зрения экономической рентабельности. Законы капиталистического рынка все больше влияли на развитие художественной стороны, резко расширяли географию используемых архитектурных форм. Архитектура гостиниц, построенных в это время в Голландии, — «Американский» отель и отель «Виктория» в Амстердаме, отели на курорте Схевенинген около Гааги — отвечала художественным вкусам Европы XIX в., а интерьеры, снабженные всеми видами новейшего благоустройства, служили своеобразной рекламой товаров тех фирм, которые поставляли отделочные материалы, обои, мебель, декоративные ткани, санитарные приборы.

Гостиница «Тсукидзи» (рис. 1.25), построенная в Японии в 1868 г., — копия американских провинциальных гостиниц XIX в. Здание отеля «Империал», возведенное в Токио в 1916 — 1922 гг., по своему плану, композиции объемов и стилистическому рисунку отличаясь от типичных для того времени респектабельных общественных зданий, соответствовало новым архитектурным формам США. Традиционная композиция гостиницы была усложнена введением ряда залов, не имеющих строго определенного назначения; выделением нескольких флигелей, расположенных на разных уровнях; использованием обильного геометрического орнамента. Конструктивное решение расчлененного здания обеспечивало максимальную устойчивость при землетрясениях и соответствовало традиционным особенностям японских построек.

Гостиницы были преобладающим видом общественных зданий в Швейцарии. Расположенная на пересечении важнейших торговых путей Европы, Швейцария еще в средние века собирала пошлины, охраняла и обслуживала караваны иноземных купцов. С XIX в. обслуживание путешествующих обрело в Швейцарии масштабы туристского промысла. Туризм повлиял на застройку швейцарских городов и поселков, благоприятствовал развитию внешне роскошной архитектуры, призванной создавать атмосферу праздничности, что привело к появлению особого вида отелей в виде «ложных» дворцов ренессансно-барочного стиля.

Рис. 1.25. Гостиница «Тсукидзи» (Иокогама)

«Палас-отели», «Национали», «Метрополи», «Мажестики», «Бристоли», «Виктории» по обилию декоративного убранства не уступали дворцам второй половины XIX в. Тогда же сложилась типологическая схема отеля: на первом этаже по центру размещался вестибюль с парадной лестницей; в подвальном этаже — ресторан, обслуживающие и вспомогательные помещения; остальные этажи — жилые с номерами по обе стороны коридора. В отделке ресторанов использовали народные традиции. Некоторые другие здания стали приспосабливать под ресторан: например, в трехнефном зале монастыря в Рагаце, перекрытом остекленной стропильной кровлей, разместился ресторан «Хоф». Местные народные традиции превратились в средства усиления национального колорита в архитектуре гостиниц. Отели, выстроенные в национальном стиле, в духе швейцарских шале, украшали башенками, эркерами, шпицами, высокими кровлями на кронштейнах с богатой резьбой, балконами. Располагать отели стремились ближе к живописной местности, связывая здание с природой.

В начале XX в. швейцарскими архитекторами овладела идея города-сада: свободная живописная планировка, мягкие изгибы улиц, компактная форма домов на 1 — 4 квартиры — все эти особенности быстро привились в условиях гористого рельефа Швейцарии и повлияли на архитектуру швейцарских отелей. Вместо крупных отелей началось строительство поселков-отелей, состоящих из нескольких небольших по размерам зданий, размещаемых на сложном рельефе, обеспечивая полную связь с природой. В качестве строительного материала использовали дерево, здание опоясывали галереями и завершали высокими кровлями.

Важнейшие города Швейцарии, расположенные по берегам Женевского, Люцернского, Фирвальдштетского озер, на протяжении второй половины XIX — начала XX в. стали практически городами-отелями курортного типа. На фоне пяти-, шестиэтажных гостиниц терялись двухэтажные домики местных жителей. На архитектуру курортных отелей оказало влияние использование железобетона. Мировую известность приобрел санаторий королевы Анны в Давосе, архитектура которого (плоская крыша, ленточные балконы, рамные каркасы) предвосхитила многие особенности санаториев, больниц и отелей XX в.

Такие же приемы использовали в здании лечебницы, построенном в 1911 г. на курорте Богданече в Чехии. Предшественником новой архитектуры является здание санатория близ Вены: гладкие белые оштукатуренные стены; большие окна, лишенные обрамления, с решетчатыми фрамугами.

Название лечебного учреждения — санаторий (от лат. 5апо — лечу, исцеляю) — впервые стали применять в Германии в 80-х годах XIX в., когда немецкий врач Бремер создал «Закрытое лечебное заведение» для больных туберкулезом, где в основу лечебного метода была положена триада: «лечение воздухом, покоем и упитыванием». Местности, в которых располагались санатории с благоприятными для лечения природными

условиями, получили название курортов (нем. Kurort, от Kur — лечение и Ort — место).

Использование воздействия природных условий и определенного режима для лечебных целей относится к глубокой древности. Древнеримский историк Плиний Старший (I в. н. э.) описывает один из городов в Крыму, близ которого имеется «земля, исцеляющая всяческие раны». Множество свидетельств использования минеральных источников сохранились в Киргизии, Армении, Грузии.

В лечебных целях использовали (начиная с XI в.) многочисленные минеральные источники Карпат. К началу XIX в. на территории тогдашней России функционировали курорты: Ключ св. Екатерины у Серепты (под Волгоградом); Минеральные воды под Петрозаводском; «Бештауские теплицы» (Пятигорск); Сергиевские Минеральные Воды (Поволжье); Старая Руса; одесские курорты; курорты в Липецке, Кемери (Латвия). Всего было известно более 20 источников, используемых для лечебных целей.

В книге штаб-лекаря А. Никитина «О весеннем лечении болезней» (1825) впервые дано научное обоснование значения санаторного режима как комплекса оздоровительных мероприятий. Первым стационарным лечебным заведением была кумысолечебница, открытая в 1858 г. под Самарой, явившаяся прообразом будущих санаториев.

На главный раздел сайта: Туризм